13:17 

Nymnigil
Можно просто Nym, можно на ты, да можно практически всё.
Собиралась вчера что-то отписать, да сорвалось. Погано быть мной: любая случайная фраза может запросто перечеркнуть и хорошее настроение, и вдохновение, и вообще все планы на жизнь вперёд. Особенно фраза тупая и соразмерно тупости злая.

Поэтому здесь будет немного мрака, тлена и Чехова. Он вообще из тех авторов, после которых русскую литературу считают мрачной и безысходной.

Тоска.

Мне выжрало мозг всё в этом рассказе, начиная с эпиграфа. Честно, если бы к жизни нужно было выбирать эпиграф, то "Кому повем печаль мою?.." было бы самое то. И жизнь-то такая, что действительно - слушай, брат кобылочка...

Егерь.

Просто маст рид для всех любителей вынужденных браков и прочего.
А если серьёзно, то и печально, и жаль эту несчастную женщину, и... есть, есть всё-таки люди, которые рождаются свободными, которых убить можно, а свободу отнять - никак. Егерь меня покорил, вот честно, и чую, пролезет образ куда-нибудь в мою графоманию, такие всегда пролезают.

Унтер Пришибеев.

Собсно, суть в том, что некоторого - крайне правильного и образцового гражданина, офицера в отставке, судят за нарушения общественного порядка. Нарушения же пошли от бесконечных его попыток к этому самому порядку всех вокруг призвать.
Так вот, господа, Пришебеевы у нас полно, в каждой бочке по десятку таких затычек - и шли бы они лесом.

Скрипка Ротшильда.

Вообще название покорило больше, чем сам рассказ. И ждала чего-то... чего-то такого возвышенно-лирического. Да, спасибо, Чехов, у тебя всё слишком сурово.
И как-то горечью тянет, особенно: "Вспомнилось опять, что за всю свою жизнь он ни разу не пожалел Марфы, не приласкал. Пятьдесят два года, пока они жилив одной избе, тянулись долго-долго, но как-то так вышло, что за всё это время он ни разу не подумал о ней, не обратил внимания, как будто она была кошка или собака. "
Вся суть львиной доли браков и особенно тех, которые заключаются потому, что так положено и все так делают, и куда ж без мужа-то.

Случай из практики.

Эх, в какой век ни ткнись, а писатели в России чуяли, подмечали, что не так что-то, чудовищно неправильно, и надеялись, что лет через пятьдесят - или, может, сто - наладится жизнь-то.
И снова страсть цитировать: "И выходит так, значит, что работают все эти пять корпусов и на восточных рынках продается плохой ситец для того только, чтобы Христина Дмитриевна могла кушать стерлядь и пить мадеру"
И - для нечитавших - Христина Дмитриевна не хозяйка пяти корпусов ткацкой фабрики, не жена и не дочь хозяина, а гувернантка при взрослой незамужней барышне, которой от этих корпусов одни болезни.

И чтоб уж точно проняло: youtu.be/dlJ9_8GvW5Y

#Читательское

URL
   

Streets's stories. Обитель скорби и стёба.

главная